Омский особняк, построенный в 1911 году, принадлежал большой семье Кабалкиных, члены которой являлись представителями российской интеллигенции. Дом был записан на Александра Соломоновича Кабалкина — присяжного-поверенного. Его брат Абрам, также окончивший Казанский университет по юридической специальности, помимо адвокатской службы, был ещё и гласным городской Думы, располагавшейся по соседству.


Сара Соломоновна и Николай Прокопьевич имели медицинскую специальность, а Иосиф Соломонович получил инженерное образование в Петербургском университете; его сын, тоже названный Иосифом, родился в 1909 году и жил в доме на Думской до 1919 года. Революция разбросала семью Кабалкиных «по свету». Братья Кабалкины уехали в Харбин. Иосиф Соломонович по дороге умер от тифа; а поскольку жена его, томичка Валентина Малеева (также выпускница Петербургского университета), заболев чахоткой, скончалась ещё раньше, — маленький Ося Кабалкин остался на попечении других членов семьи.
После выселения из роскошного особняка они жили в одном из своих гораздо более скромных домов, не избежав, как и многие другие домовладельцы, подселений и уплотнений.
Выросший Ося Кабалкин мог только показать своей дочери Азе красивый дом с эркером, где прошло его детство, и рассказать то немногое, что запомнилось ему из прошлой жизни – сад вокруг дома, дикие заросли на спуске к реке, решётчатая ограда, светлая и просторная детская с полукруглым окном…
Отчасти по рассказам наследницы семьи Кабалкиных Азы Иосифовны, отчасти по воспоминаниям более поздних жильцов дома, а также благодаря старым книгам с типовыми (и типичными для дореволюционного быта) проектами жилых построек, главный хранитель «Либеров-центра» Нина Шугаева попыталась восстановить ход и образ прежней жизни в стенах тогда ещё нового дома.
Она принимала во внимание и то, что архитектура модерна предполагает не только изысканность и необычность внешних форм, но и удобную, соответствующую образу жизни планировку (часто назначение того или иного помещения можно уяснить, исходя из внутренней логики, так как проектирование начиналось не с фасадов, а с размещения необходимых функциональных блоков внутри дома; от этого здание и принимало самые неожиданные, асимметричные формы).
Войдя в дом через парадный вход, его обитатели и их гости оказывались в передней, из которой одна дверь вела в кабинеты (крупные специалисты – врачи и адвокаты – могли вести приём «на дому»).
Другая – в гостиную, из которой можно было пройти в столовую.
Столовая имела ещё два входа-выхода: на террасу и в коридор.
Через узкий коридор в столовую носили готовые блюда из кухни, расположенной в хозяйственном блоке под лестницей.
Мраморная лестница (она, в отличие от большей части утраченного убранства, сохранилась) вела в «покои», располагавшиеся на втором этаже, где отдыхали хозяева, их дети, а также гости этого дома.
Здесь, среди прочих пяти спален располагалась детская комната – она была самой светлой и необычной по форме комнатой в доме Кабалкиных: её окна выходили на юг и на восток, а пятигранный эркер – световой фонарь – увеличивал световую площадь.
«Комната-фонарь» — такое название дала этой комнате актриса Омского академического театра драмы Елена Аросева, бывавшая в этом доме в гостях у своих коллег в пору его бытности актёрским общежитием, а напротив находилась маленькая комната гувернантки. Окно в ней было устроено высоко над полом, чтобы под ним, для экономии места, можно было ставить сундуки.
В подвале был установлен привезённый из Чехии котёл, горячая вода из которого поступала в батареи, находящиеся в каждой комнате.
Высокие, на ножках, с фигурным профилем и рельефным узором на каждом звене, эти чугунные батареи были настоящим произведением искусства. В настоящее время в музее находится лишь один экземпляр.
В конце бокового коридора на втором этаже находилась ванная комната, где на возвышении стояла большая овальная ванна, закрывающаяся раздвижной ширмой, ездящей по рельсу. Свет в ванну проникал через окошко в стене-брандмауэре.
Позднее окошко было заложено, а внутренние стены, ставшие лишними, убраны.
Теперь на этом месте находится парадный зал музея «Либеров-центр»
С середины 20-х годов в национализированном особняке Кабалкиных устроили коммунальные квартиры. Началась перепланировка. Выгораживались комнаты-клетушки, по одной на семью. Парадный вход, как водится, закрыли, стали пользоваться дверью на боковом фасаде. Кухню на первом этаже заполнили столы-тумбы с примусами и керогазами. На чердаке сушили бельё. Но нашему дому всё же повезло: его жителями стали не простые обыватели, а люди творческие – ведущие актёры и режиссеры Омского драматического театра: Таисия Найдёнова, Сергей Пономарёв, Борис Каширин. В дни премьер и в другие праздники в доме собирался буквально весь театр. А в годы Великой Отечественной войны не могли обойти этот дом стороной и актёры Вахтанговского театра, эвакуированного в Омск. Потому-то и ещё одно «неофициальное» название есть у дома – «первый Дом актёра», или «Вместилище муз».
В течение 70-х годов почти все артисты получили отдельные квартиры, и дом, перекроенный и обветшавший, некоторое время был простой коммуналкой. В 80-е дом отдали под Межсоюзный Дом самодеятельного творчества облсовпрофа. В многочисленных комнатках теперь работали методисты и организаторы массовых праздников и всех видов непрофессионального творчества. В то время дом был сильно запущен, но в нём ещё сохранялись старинные окна на шарнирах, медные дверные ручки, старые батареи и парадная дверь с «хрустальными» стёклами в верхней части.
В начале 90-х возникла идея разместить здесь музей народного художника России, члена-корреспондента Академии художеств, лауреата Государственной премии им. И.Е. Репина, профессора Алексея Николаевича Либерова.
В 1994 году вышло постановление губернатора Омской области о создании музея А.Н. Либерова со студией для одарённых детей в его структуре. Так возник «Либеров-центр».

 

Объект культурного наследия (памятник истории и культуры) регионального значения «Дом жилой А.С. Кабалкина, 1913 г.», расположен по адресу: г. Омск, ул. Думская, д. 3